строительство в зеленограде

строительство в зеленограде
ПМК ОКНА

AG — Realty  вся недвижимость Зеленограда комиссия 1 %

тел  8 (495) 7640033

 

— Анжела Витальевна, ранее в Зеленограде планировалось построить три храма модульного типа, о каком количестве идёт речь сейчас?

 

— В Зеленограде мы определили к постройке пять храмов. При этом мы говорим только о новых модульных храмах. Еще у нас планируется к строительству крупный храм в 16 микрорайоне, он идёт по отдельной программе, отдельному пожеланию города и инвестора строительства. А пять модульных храмов — это программа Русской православной церкви, которая идёт по всей Москве. При подборе участков мы исходили из того, чтобы распределить новые храмы максимально равномерно по территории округа. То есть в первую очередь, нами учитывались существующие храмы — их не так много. И, кроме того, на территории округа необходимо разместить храмы таким образом, чтобы жителям было максимально комфортно к ним добраться. В идеале — дойти пешком.

 

— Где именно будут строить пять храмов?

 

— В первую очередь мы планируем строительство трёх храмов. Первый — на территории коммунальной зоны «Александровка» напротив 14 микрорайона, недалеко от пожарной части. Второй — на территории будущего 21о микрорайона, между Кутузово и планируемым к строительству 23 микрорайоном. Третий — на участке Филаретовской церкви, там, где сейчас стоит небольшая деревянная церковь. Участок позволяет рядом с существующей церковью построить новый храм. Это делается с тем, чтобы в дальнейшем перенести деревянный храм на новое место. Изначально мы говорили об этом участке как территории будущего строительства каменного храма, поэтому и было предложено это место, в том числе и Русской православной церковью. Ещё два храма будут построены недалеко от пруда Быково болота и рядом с территорией МИЭТа. Поскольку данные участки находятся в границах природного комплекса, они нами отнесены ко второй очереди. Здесь нужно решить вопрос о компенсации, хотя участки максимально свободны от зелёных насаждений.

 

— В какой стадии сейчас находится весь этот проект?

 

— Изначально московским Институтом типового проектирования были предложены два варианта модульных храмов — однокупольный и пятикупольный, на триста и пятьсот прихожан соответственно. Исходя из этих вариантов, нами были подобраны участки, мы их подбирали под конкретные типовые храмы. После того, как было выполнено это предпроектное предложение, нами были подобраны участки, на каждый из которых был подготовлен ситуационный план и весь комплект документов для дальнейшего проектирования. Сейчас всё находится на стадии окончательного согласования с руководством РПЦ, одобрения всех участков, потому что были замены, в том числе и по нашему округу. Участок у Быкова болота мы предлагали в последнюю очередь, именно исходя из доступности жителей к культовым сооружением, в этом районе она наиболее сложная. У нас эта территория была наименее охвачена доступом к культовым сооружениям, поэтому был предложен этот участок. После согласования с РПЦ будут уже конкретные привязки каждого проекта к каждому участку, то есть проектирование будет вестись адресно.

 

— Будут ли проводиться публичные слушания по каждому из храмов?

 

— Да, это обязательная процедура. У нас в городе была проведена предварительная встреча по тем двум участкам, которые находятся в природном комплексе, хотя на этой встрече мы старались говорить обо всех пяти храмах. Сразу хочу отметить тот момент, что жители задавали вопрос: «почему именно храмы, а не детские учреждения?». Хотя встреча была посвящена именно строительству храмов.

 

— Правомерный, в общем-то, вопрос.

 

— Безусловно. Но у нас же проводятся встречи по поводу строительства детских садов, а эта была посвящена конкретной теме. Просто этой темой — строительством храмов — мы не занимались долгие годы. Эта программа сейчас идёт комплексно, по всем округам, поэтому создаётся впечатление, что все силы брошены именно на неё. Но это совсем не так. Строительство и детских садов, и школ, и жилья — это приоритетные программы округа и города в целом, просто сейчас наша тема для разговора и обсуждения — храмы.

 

— Возможно, не вы определяете время публичных слушаний по строительству храмов, но часто эти слушания назначаются в неудобное время для жителей время, им просто некогда прийти и высказать своё мнение по поводу того или иного проекта.

 

— Зачастую о публичных слушаниях жители говорят как о собрании, о «финальном аккорде», скажем так. А сама процедура публичных слушаний предусматривает некую протяженную во времени процедуру, в течение которой жители могут ознакомиться с экспозицией и записать свои замечания. При рассмотрении абсолютно не имеет значения, были даны эти замечания во время экспозиции, либо в момент проведения итогового собрания. На собрании людей часто захлестывают эмоции, сама процедура иногда уводит от темы в какие-то другие проблемы. Поэтому мы всегда рекомендуем жителям в любое удобное для них время ознакомиться с экспозицией, с тем, что будет вынесено на публичное слушание, и оставить в районной управе свои замечания и вопросы. Любой вопрос, как положительный, так и отрицательный, повторюсь, независимо от того когда он был дан, — во время экспозиции или в час собрания, — будет рассмотрен и учтён.

 

 

Презентации проектов храмов

На 300 прихожан (25M, PDF)
На 500 прихожан (26M, PDF)

— Расскажите, пожалуйста, о самом понятии «храм модульного типа». Каково архитектурное решение этих храмов?

 

— Те два варианта, которые были представлены Институтом типового проектирования, — это два разных храма, как я уже упомянула. За основу была взята Владимирская архитектура, ориентировочно XIII века. На Руси были как купольные, так и шатровые храмы — это различные периоды, и они находили отклик в архитектуре. На наш взгляд, получилось очень компактно, и каждый храм может гармонично вписаться в тот участок, который нами предложен. Кроме непосредственно храма, на территории так же будет дом причта — это небольшое двухэтажное сооружение для служащих церкви. В этот дом входят и библиотека, и несколько классов воскресной школы. Там же будет небольшой хозяйственный блок. Также на территории будут размещены маленький киоск для продажи церковной утвари, небольшая печь для сжигания записок, которые подают молящиеся. Обязательно должен быть предусмотрен круговой обход для крестного хода. По двум вариантам проектов, храмы предложены в двух цветовых решениях: монохромном — белая архитектура и золочёные купола, и цветном — в палитре Владимирской школы. Возможно, это всё будет меняться в дальнейшем по каждому участку. Проектировщики оставили за собой право вносить индивидуальные ноты в строительство храма. Что касается «модульности», то это слово, конечно, у всех вызывает вопросы. Основной посыл — это некая типовая архитектура, чего в строительстве храмов хотелось бы избежать. Но и типовая архитектура, при грамотном к ней подходе, может быть интересной. Архитекторам удалось унифицировать элементы этих храмов таким образом, чтобы это было собранное из типовых, но индивидуально разработанных под храм деталей. В целом, это позволит в меньшие сроки и за меньшие деньги строить такие храмы. Изначально программа рассчитана на строительство двухсот храмов по Москве, но в дальнейшем, как высказал своё пожелание Патриарх Кирилл, этих храмов должно быть больше. Называлась цифра и в 590 храмов, но это уже дальнейшая перспектива, мы сейчас говорим о строительстве двухсот в Москве и пяти в Зеленограде. Святейший Патриарх Кирилл, говоря о средних цифрах по России, сказал, что Москва в этом списке занимает одно из последних мест. Этому есть и объективные, безусловно, причины. Москва — крупный мегаполис, история культовой архитектуры знала и тяжёлые периоды. Сейчас происходит попытка возродить, воссоздать то, что нами было утрачено за многие годы.

 

— Из какого материала будут строиться храмы?

 

— Из бетона.

 

— Кто является главным архитектором, проектировщиком этих храмов?

 

— Это Институт типового проектирования, главный архитектор института Григорьев Юрий Пантелеймонович. Безусловно, у этих храмов есть конкретные исполнители, группа архитекторов, но одного автора нет, это коллективное творчество. Еще раз повторю, что это не зеленоградский проект, всё разработано московскими специалистами. Я думаю, в разработке принимали участие в различных разделах проектирования несколько мастерских.

 

— Вам, как архитектору, какой из двух предложенных вариантов храмов больше нравится?

 

— Они отличаются, пожалуй, только размерами. Мы предложили компактные участки, и, пожалуй, только в 21 микрорайоне, где у нас нет ограничений по площади, мы можем использовать пятикупольный храм на пятьсот молящихся. На все остальные участки мы бы рекомендовали более компактный храм. Купола обоих вариантов храмов одинаковы по размерам. Однокупольный храм выглядит, как мне кажется, более компактным, «игрушечным», если хотите, он может более интересно вписаться в окружающую среду — а она, в основном, зеленая. В случае с 21 микрорайоном окружающей средой будет жилая застройка — там и более крупный храм будет смотреться гармонично.

 

— Вы упомянули о том, что предусмотрено помещение для нескольких классов воскресных школ. Значит ли это, что при каждом из пяти модульных храмов будут свои воскресные школы?

 

— Да, это обязательное условие РПЦ. Кроме непосредственно культовой функции говорится и о большой социальной роли. Поэтому на территории каждого храма планируется размещение пусть небольших, но воскресных школ для работы с детьми.

 

— Почему определено место для строительства рядом с Филаретовским храмом? Ведь уже стоит храм, зачем ставить рядом новый и переносить существующий?

 

— Дело в том, что у РПЦ на сегодняшний день на территории округа есть три участка. По одному участку — это памятник архитектуры, храм Николы Мирликийского? — вопросов нового строительства практически не существовало, за исключением, опять же, вопроса восстановления храма, колокольни. Что касается других участков, в 16 микрорайоне и Филаретовском проезде, — на них были временно установлены деревянные храмы для последующего строительства каменных. Задача изначально была такой, и при жизни Игоря Александровича Покровского. Он принимал непосредственное участие в росписи иконостаса в храме шестнадцатого района. При этом мы всегда говорили о том, что это временные храмы. Строительство предполагалось на средства РПЦ и пожертвования прихожан. Участок Филаретовской церкви был рассмотрен и одобрен непосредственно руководством РПЦ. Нами он не был предложен, поскольку мы считали, что того деревянного храма, который там уже есть, достаточно. При объезде всех предложенных нами участков и существующих храмов, руководством РПЦ для дальнейшего строительства был выделен именно этот. Его территория это позволяет. По землеотводу она больше, чем тот участок, на котором построена деревянная церковь. Рядом есть небольшая поляна, на которой может быть возведён крупный храм.

 

— Известно ли, куда перенесут деревянный храм?

 

— У нас также стоит задача переноса храма в 16 районе. Мы рассматривали несколько вариантов — это и территория городской больницы, и рядом с кладбищами, где планировалась установка часовен. Наиболее вероятно, что это будет всё-таки больница. Будет туда перенесён храм из 16 микрорайона или Филаретовского проезда — сложно сказать. С другой стороны, не так давно Филаретовский храм был восстановлен после пожара. Фактически он не является памятником архитектуры — это абсолютно новый сруб, который был возведён в очень сжатые сроки, в ситуации, когда нужно было строить новый храм. Поэтому руководство РПЦ будет принимать решение о его переносе, либо демонтаже. Тут многие вопросы связаны с освящением храмов — если храм освящен, он должен быть перенесён на какую-то территорию, неэтично его просто разбирать. Но эти вопросы к архитектуре имеют меньше отношения.

 

— Каковы сроки возведения модульных храмов? Я имею в виду собственно строительство.

 

— Если решены все вопросы с сетями, коммуникациями, участком, то монтаж самого храма занимает несколько месяцев. Непосредственно установка «коробки», как мы говорим ,— это относится к любому виду строительства — производится в очень сжатые сроки. Потом идёт отделка. Этот вопрос пока открыт, проектировщиками предложены типовые варианты отделки, но для строительства храмов большую роль играет иконостас, его роспись, внутреннее убранство. Я так думаю, все эти вопросы будут решены каждым приходом отдельно. Будет финансирование каждого храма. На эти вопросы пока нам, как архитекторам, сложно ответить.

 

— Возможно, есть какие-то особенности возведения модульных храмов? Оно же отличается, скажем, от масштабного строительства в 16 микрорайоне, где будет большой храм.

 

— Там индивидуальный проект, это вообще другая история. Там пожелание инвестора, которое может быть и очень интересным, но трудновыполнимым. Поэтому и с проектом пока вопрос открытый. Если внешнее убранство храма мы представляем, то внутри сейчас проектировщики вместе с заказчиком решают, как можно максимально освободить пространство, чтобы это было интереснее. Чтобы каждый прихожанин мог войти в открытое пространство. Но, к сожалению, это имеет свои конструктивные проблемы. С модульными храмами всё много проще, если будут утверждены эти типовые проекты по каждому конкретному участку, то сроки возведения минимальны. Для этого и выбирается вариант типовых модульных храмов, а не индивидуальных, из кирпича, к примеру, как хотелось многим жителям. Представлялось, что всё-таки культовая архитектура — это что-то индивидуальное, уникальное. Но руководством РПЦ было принято такое решение — нести веру в массы, в максимально короткие сроки построить определённое количество храмов.

 

— Поясните, пожалуйста, где именно на территории МИЭТа будет построен модульный храм, из второй очереди?

 

— Это проезд между МИЭТом и городским прудом. Фактически на плане показан стадион МИЭТа, к нему удобно «привязаться» — понятно где конкретно находится данный участок. На эту территорию сейчас сложно попасть, поскольку идёт ремонт моста. Это небольшой участок, поляна, с которой открывается интересный вид на центр города и пруд.

 

— Предусмотрена ли возле модульных храмов парковка для автомобилей?

 

— Только небольшая, для служащих. Хотя мы делаем расчёт машиномест. Парковка должна быть для, скажем так, среднестатистического посещения. Если мы говорим о церковных праздниках, то, как правило, это перекрытие подводящих проездов, поэтому мы старались размещать данные храмы не на центральных проездах, а на съездах.

 

Строительство храма на территории МИЭТа будет начато и завершено после всех ремонтных работ.

 

— Вы имеете в виду второй этап строительства моста через Сходню?

 

— Да.

 

— Сроки его пока не определены, насколько я знаю, всё может затянуться.

 

— Я так думаю, что это вопрос не близкого времени. Поэтому мы будем говорить сначала о завершении строительства дороги. И это понимает руководство РПЦ, они видели этот участок. Эта объездная дорога существовала и до ремонта, это проезд за стадионом, в настоящее время практически не используется.

 

— Предусмотрены ли в модульных храмах отопление и вентиляция?

 

— Да, конечно. Это полностью отапливаемые храмы, как капитальные сооружения. Там предусмотрена и специальная аудиосистема для звукового сопровождения. Безусловно, будет вентиляция, поскольку идёт большое скопление людей, особенно в праздники. Принудительная вентиляция необходима для создания комфортных условий внутри храма. Все эти, по сегодняшним меркам уже «требования», были проектировщиками учтены.

 

— Модульные храмы требуют в этом смысле другого подхода, чем традиционные, старые церкви?

 

— Безусловно, система отопления будет адекватна сегодняшнему дню. Требования по кондиционированию воздуха, отоплению, обогреву будут соблюдаться. Поскольку за основу взята характерная для храмовых построек архитектура, то своды имеют значение не только для звука, но это и определённый культовый момент, связь с небом. Это то, что было всегда заложено в архитектуре именно как культовая составляющая. Всё это будет сохранено, просто многократно повторено в типовом исполнении по территории Москвы. Возможно, будут различия в декоре, убранстве каждого храма.

 

— В храме всегда горят свечи, а сейчас ужесточаются требования пожарной безопасности. В случае с модульными храмами, выдвигаются ли какие-то особые противопожарные условия, как в обычных зданиях? Должен ли быть запасной выход?

 

— И не один. Все те требования, которые есть на сегодняшний день — и пандусы для инвалидов, и отдельные выходы и входы на случай чрезвычайных ситуаций, — всё это предусмотрено. Всё это, как правило, и было исторически в храмах. Понятно, что нормативы менялись, но люди всегда думали о своей безопасности, тем более, в храмах, где идёт речь о большом скоплении людей, об использовании огня. Свечи действительно являются составной частью практически всех культовых мероприятий, поэтому тут всё будет просчитано, я так думаю, исходя из сегодняшних нормативов. Но и с учётом того, что это не должно противоречить культу.

 

— Предусмотрен ли какой-то забор, ограждение вокруг храма?

 

— Да, это прозрачные ограждения, расположенные по периметру, с въездными воротами. Это будет территория, представляющая собой замкнутый контур — так было всегда. Глухих заборов на территории храмов ни исторически никогда не было, ни мы это не приветствовали. Есть индивидуальное ограждение, например возле Никольского храма — решётчатое ограждение на кирпичных столбах. Оно всегда делалось индивидуально, исходя из стилистики самого храма и места. Мы старались, чтобы объект максимально гармонично вписался в окружающую среду. Я думаю, что здесь будет такой же подход. Да, может быть, ограждение тоже будет типовым, но оно обязательно будет прозрачным, можно будет увидеть и сам храм, и всю территорию.

 

— И издалека его можно будет увидеть?

 

— Конечно. Это прозрачные ограждения, они существуют в округе не только возле культовых зданий, но и многих других. И, конечно, мы стараемся придать им некую архитектурную если и не значимость, то какую-то «изюминку». Потому что это всё-таки элемент декора конкретного здания.

 

Юлия Кравченко / Zelenograd.ru, 20.12.2010

Ваш комментарий